Несложная ретрозадача, автор Гидеон Гуссерль

Свежие записи

  • Особенности психологии как науки и ее задачи
  • Общее понятие об интеллекте
  • Общая характеристика мотивационной сферы человека
  • Диагностика избирательности внимания
  • Конфликты как борьба животных за жизненные ресурсы
  • Предмет и метод педагогической конфликтологии
  • Социальная экология – наука и учебный предмет в профессиональной подготовке специалистов социальной работы
  • Анализ конкретных случаев терапии
  • Развитие отечественной психологии в 19 в
  • Основные принципы и методы управленческой психологии 2
  • Совладание с трудными жизненными ситуациями
  • Методические указания для проведения практических занятий по разделам 1–3 дисциплины «Психология»
  • по курсу «Психология» 2
  • Психиатрия — Билеты с ответами
  • Психология профессионализма. 2011/12

Что понял Кант, но не поняли его критики

Кант придумал теорию продуктивного воображения априори. Что это за теория? Она говорит об особенностях человеческого тела. Наше тело устроено так, что ведет себя как художник, который смотрит на свою картину со стороны. Чтобы смотреть со стороны, нужно создать себя. Создать себя, но как? Каждый человек может создать априори, то есть до встречи с животным, фигуру животного. Сначала создаваемый нами параллельный мир существует только в нас как способность к галлюцинированию. Затем мы вступаем в коммуникацию с учрежденными образами вне нас. Мы начинаем, как говорит Кант, воображать. Для чего нам это воображение? Для того чтобы создать себя. Но как можно создать себя, если нас нет? Кант говорит, что, когда мы воздействуем на себя, мы есть. Воображать — значит воздействовать на себя. Мы воздействуем на себя даже тогда, когда просто, как животное, воспринимаем предмет.

Этот кантовский ход мысли был никак не понят и не принят общественностью. Почему его не принимали? Потому что считалось, что человек разумен, а разум объективен. А Кант говорит, что человек разумен, но только разум у него субъективен. Почему? Потому что есть три ствола познания. Два из них — это чувственность и рассудок, но оба они коренятся в третьем — в воображении. Но воображение — это ведь некая сомнительная субъективная способность. Где же здесь разум? Разве может такой разум быть основой наших действий, если сам он основан на зыбкой и субъективной почве воображения?

Может быть интересно

Кант попытался исправить свою теорию. Для чего? Для того чтобы никто не мог сказать ему, что он, Кант, ведет в дебри субъективности. И Кант во втором издании «Критики чистого разума» заменил продуктивную способность воображения априори на . Но указание на единство сознания ничего не давало Канту для разъяснения того, откуда берется знание.

Кант — это всё-таки не Гуссерль. Позднее в «Критике практического разума» и в «Критике способности суждения» он вернулся к своей мысли о воображении, без понимания которой сегодня ничего нельзя сказать ни о сознании человека, ни о человеке.

Но Кант спрятал мысль о продуктивном воображении априори в своей теории способности желания.

За что осуждали? За то, что Кант пытается из ничего сделать что-то. Какую же он предложил дефиницию? Способность желания Кант понимает «как способность быть посредством своих представлений причиной действительности предметов этих представлений…». Что из этой дефиниции следует? Что посредством своих грез я делаю действительными объекты этих грез. Вернее, делание объектов грез действительностью делает нас теми, кто мы есть. Оно создает нас, людей. Создает нас благодаря чему? Благодаря пустым желаниям и энергии неудержимых стремлений заполнить эту пустоту. Если бы не было пустых желаний, то не было бы у человека и разума, каузальность которого проявляется в искусстве и морали. Пустые желания обманом переводят нас из мира природы в мир сверхчувственных объектов, в мир свободы.

Природная жизнь в разуме не нуждается. Ей достаточно рассудка.

Только эта параллельная реальность относится к миру свободы, только она является человеческой. Для чего человеку практические идеи? Вот ответ Канта:

Классические аргументы в пользу решения проблем

Правила игры в шахматы позволяют вывести определенные свойства, которые всегда верны для любой игры, в которой последовательность ходов является законной. Иногда это позволяет сделать обширные выводы о прошлом игры. Свойства, наиболее часто используемые в задачах, относятся к пешкам, королю и слонам.

Запрет ставить своего короля в шахматы

Может рокировка белых?

в б против d е ж грамм час
8 8
7 7
6 6
5 5
4 4
3 3
2 2
1 1
в б против d е ж грамм час

Черта с черными.

Король всегда должен избегать шаха и не может сам проверить своего короля. Это позволяет перечислить некоторые невозможные ходы: так, на диаграмме напротив, последним ходом белых не могло быть коня, потому что черный король был бы под шахом. Так что это королевский ход или уловка: рокировка запрещена.

Популярные статьи  Мат в 2 хода. Подборка задач Уильяма Шинкмана

Количество смен столбца пешками

Было ли когда-нибудь продвижение по службе? Если да, то на каком квадрате?

в б против d е ж грамм час
8 8
7 7
6 6
5 5
4 4
3 3
2 2
1 1
в б против d е ж грамм час

Пешка перемещается на одно или два поля, не меняя столбца, если только она не захватывает фигуру соперника, в этом случае она обязательно меняет диагональ. Таким образом, количество смен столбца пешками меньше или равно количеству противоположных фигур, взятых пешками. К тому же пешка не отступает.

Белая пешка на d6 сделала как минимум 3 замены столбца. У черных не хватает только 3 фигур, поэтому они все взяты этой пешкой, включая пешку черных, первоначально находившуюся на h7. Поэтому он обязательно должен был продвинуться как ферзь или конь, чтобы затем выйти и попасть под белую пешку. Поскольку не хватает только 2 белых фигур, превращение можно было провести только в h1.

Откуда взялась пешка на b3?

в б против d е ж грамм час
8 8
7 7
6 6
5 5
4 4
3 3
2 2
1 1
в б против d е ж грамм час

Пешка могла пойти с a2, тогда он взял бы черного коня на b3; с другой стороны, он не может исходить с d2, потому что во время движения пешка всегда продвигается на одну линию. Если бы пешка b3 пришла с d2, она сменила бы столбец 2 раза: следовательно, она сделала бы 2 хода, которые привели бы к продвижению на 2 линии, а не только на одну. Таким образом, пешка b3 идет от a2.

Ограничения передвижения лунатиков

Было ли когда-нибудь продвижение по службе?

в б против d е ж грамм час
8 8
7 7
6 6
5 5
4 4
3 3
2 2
1 1
в б против d е ж грамм час

Если слон не схвачен, он не может покинуть свое стартовое поле до тех пор, пока не переместится одна из блокирующих его пешек. Кроме того, слон может передвигаться только по клеткам цвета его стартовой клетки.

На белых полях два белых слона. По крайней мере, один из них, таким образом, является результатом сумасшедшего недорекламы. Так что во время игры уже была акция.

Было ли когда-нибудь продвижение по службе?

в б против d е ж грамм час
8 8
7 7
6 6
5 5
4 4
3 3
2 2
1 1
в б против d е ж грамм час

На белом поле стоит белый слон, но он не может появиться из исходного положения белого слона на f1, потому что белые пешки на e2 и g2 не двинулись и заблокировали бы его движение. Таким образом, слон, первоначально находившийся на f1, был взят черными, а слон на g8 был результатом недостаточного продвижения. Так что во время игры действительно было повышение.

Паритет

Доусон , 1927 год.

Разберитесь с чернокожими.
Укажите ход, сделанный черными.

в б против d е ж грамм час
8 8
7 7
6 6
5 5
4 4
3 3
2 2
1 1
в б против d е ж грамм час

Когда кавалер движется, он чередует белый квадрат и черный квадрат. В позиции диаграммы у нас есть для каждой стороны конь на белом квадрате и один конь на черном квадрате, как в исходной позиции; если они все еще на доске и если они не из дополнительного продвижения, мы можем узнать, сделали ли кони четное или нечетное количество ходов.

Обратите внимание, что ни одна пешка не была перемещена, могли двигаться только Кавалеры и Башни (после того, как соседний Кавалер переместился). Если они двинутся, Черные Башни будут иметь в своем распоряжении только те площади, с которых в конце концов ушел их соседний Кавалер

Таким образом, Черные Башни могли произвести только четное количество ударов (возможно, ноль).
Поэтому черные сыграли четное количество ударов.
С чертой черных белые сыграли нечетное количество ударов. Теперь, когда Белые Кавалеры и Башня a1 сыграли четное количество ходов, именно Башня h1 сыграла нечетное количество ходов.
Поэтому он был взят на ящик g1.
Конь, взявший ладью на g1, не мог выйти с f3, иначе белый король оказался бы под шахом.
Поэтому обязательный ход черных … Ch3xTg1 .

Популярные статьи  Жертвы в шахматах

Примечания и ссылки

  1. По соглашению рокировка всегда разрешена, если не доказано, что она невозможна; с другой стороны, чтобы использовать удержание в проходе, необходимо продемонстрировать, что предыдущий ход действительно представляет собой движение на два поля пешки, которые должны быть взяты.
  2. Николя Гиффард , «  Исследования по шахматной доске  », Jeux и др Stratégie , п о  44,Май 1987 г., стр.  36–39.
  3. Это называется двойной неудачей .
  4. Невозможно определить, какая фигура была взята на h8, мы можем просто сделать вывод, что это может быть только слон или кавалер.
  5. NB Эту позицию можно получить за три хода: 1.e4 e6 (или c6) 2.Bc4 c6 (или e6) 3.Bxe6 dxe6

Гуссерль. Начало геометрии. Фрагмент — Стр 2

Они являются общими узрениями сущностей, кото­рые освещают все методическое становление «дедук­тивных» наук и тем самым присущий им способ бытия.

Эти науки суть не готовое наследие в форме зафик­сированных предложений, но находятся в живом, про­дуктивно прогрессирующем смыслообразовании, всегда располагающем тем, что уже зафиксировано, осадком прежнего производства, которому оно дает логическое употребление. Но логическое употребление делает из предложений с осевшими значениями лишь опять-таки предложения такого же рода. Что новые приобретения выражают действительную геометрическую истину, это априори верно при том условии, что основы дедуктив­ного строения произведены в изначальной очевидно­сти, объективированы, то есть стали всеобще доступ­ным достоянием. Должна быть осуществима преемст­венность от одной личности к другой, от одной эпохи к другой. Ясно, что метод производства изначальных очевидностей из донаучных данностей культурного мира должен был быть записан и установлен в устойчивых предложениях еще до существования геометрии и, да­лее, что способность переводить эти предложения из смутного языкового понимания в ясность реактивирования его очевидного смысла должна была быть традирована и постоянно традируема.

Только пока это условие выполнялось или пока про­являлась забота о его выполнении в сколь угодно дале­ком будущем, геометрия как дедуктивная наука могла сохранять в прогрессе логических образований свой подлинный смысл изначальности. Другими словами, только в этом случае всякий геометр был бы в состоянии прийти к опосредованной очевидности того, что несет в себе каждое предложение — не просто как осевший (ло­гический) смысл предложения, но как действительный истинностный смысл. И точно так же вся геометрия.

В своем прогрессе дедукция следует формально-ло­гической очевидности; но без действительно сформи­рованной способности к реактивации изначальных ак­тивностей, заключенных в базисных понятиях, а зна­чит, также и без Что и Как их донаучного материала, геометрия была бы лишенной смысла традицией, о ко­торой бы мы, если бы у нас не было такой способности, никогда не смогли бы узнать, обладает ли или обладала ли она когда-нибудь подлинным, истинно разрешимым смыслом.

К сожалению, именно такова наша ситуация, да и ситуация всего Нового времени.

Вышеуказанное «условие» фактически никогда не выполнялось. То, как действительно осуществляется живая традиция смыслообразования элементарных по­нятий, мы видим по начальному преподаванию геомет­рии и по учебникам; и вот чему мы там действительно учимся: обходиться с помощью строгой методики готовыми понятиями и предложениями. Чувст­венно наглядная демонстрация понятий на начерчен­ных фигурах подменяет действительное производство первоидеальностей. Остальное сделал успех — не успех действительного проникновения за пределы очевидно­сти, присущей логическому методу, но практические успехи прикладной геометрии, ее колоссальная, даже если и непонятая, практическая польза. К этому добав­ляются и опасности научной жизни, целиком отданной логической деятельности, как мы это яснее увидим при обсуждении исторической математики. Опасности ле­жат в определенных прогрессирующих смысловых пре­вращениях, к которым подталкивает такой род науки.

Через раскрытие сущностных условий, на которых покоится историческая возможность верной истоку традиции таких наук, как геометрия, становится по­нятно, как она может на протяжении веков живо раз­виваться и, тем не менее, быть неподлинной. Как раз наследование предложений и методов логического кон­струирования все новых идеальностей вполне может непрерывно развиваться из эпохи в эпоху и без унасле­дования способности реактивирования первоначал, то есть источников смысла для всего последующего. Зна­чит, не хватает именно того, что придало или должно было придать всем предложениям и теориям со­ответствующий истокам смысл, который снова и снова нужно делать очевидным….

Популярные статьи  Дебют четырех коней. Атака Рубинштейна

Вопросы к тексту:

В каком смысле интересует Гуссерля история происхождения геометрии?
Почему не важно, кто был создателем геометрии, Фалес или кто-нибудь еще?
Что такое «идеальная объективность» («идеальная предметность») /например, геометрическая/?
Почему язык оказывается существенно важным для исторического бытия геометрии?
Какое зло видит Гуссерль в языке? Чем язык опасен для человека?
/Почти риторический:/ Язык у каждого свой или для всех общий?
Что такое реактивация (смысла)?
Гуссерль противопоставляет реактивации смысла «логическую активность». Что это такое? /На примере/
Как может наука (например, геометрия) стать «неподлинной»?

Что Гуссерль мог сделать, но не сделал

В конце XIX века Гуссерль написал книгу «Философия математики». Фреге прочел ее и сочинил на нее рецензию, в которой обвинил Гуссерля в психологизме. Обвинить кого-либо в психологизме — значило обвинить в ненаучности, в измене науке. А Гуссерль очень хотел быть ученым и очень не хотел быть психологом. Гуссерля интересует сознание. Фреге интересует язык.

В чем состоял психологизм Гуссерля? В том, что он попытался свести математику к актам сознания. А что хотел Фреге? Он хотел математику свести к логике. Гуссерль об этом знал, ибо читал его статью «Значение и смысл». Что говорит Фреге в этой статье? То, что смыслы объективны, но объективны они не так, как значения. Значения приписаны пространству, протяженности, на них можно указать пальцем. Например, это — Наполеон. А на смысл пальцем не укажешь. Но тогда в чем состоит его объективность? В том, говорит Фреге, что смысл не зависит от человека. Но как может быть смысл объективен, если он устанавливается человеком? Фреге говорит, что смысл устанавливается не человеком, а языком. Но кому принадлежит язык? Этот вопрос должен был задать логику Фреге математик Гуссерль. Но Гуссерль его не задал, и поэтому развитие философии сознания пошло, благодаря Гуссерлю, по антиантропологическому пути. Что это значит? Это значит, что на место сознания встанет язык. При этом нужно понимать, что мысли в языке не от языка, а от человека.

Сознание, говорит Гуссерль, это не часть мира, не вещь в ряду других вещей. Изобретение смыслов — единственное, что сознание умеет делать. Язык, говорит Фреге, — это часть мира, вещь среди вещей. Но откуда тогда в нем смыслы? На этот вопрос Фреге не отвечает.

Правота Гуссерля состояла в его убеждении, что сознание для того и существует, чтобы придавать смыслы бессмысленному. Иными словами, сознание — это субъективность. Но если сознание — это субъективность, то учреждаемые им смыслы никак не могут быть объектами, независимыми от человека. В субъективности можно обосновать объективность объекта, но не смысла. Ранний Гуссерль всё это знал и выдвинул одну из своих самых гениальных идей. В чем она заключалась? В том, что если мы вычеркнем сознание, то мы одновременно вычеркнем и весь мир. То есть если мы согласимся с тем, что нет никакого сознания, а есть только язык (интеллект), то мы согласимся и с тем, что нет никакого мира.

Но ученики Гуссерля, услышав его сокровенную мысль, возмутились. Они подняли бунт и потребовали объяснений. Что сделал Гуссерль? Он не стал настаивать на своем. Он сдался, уступил. Он один, а их много. И еще: а вдруг Фреге прав? И он, Гуссерль, принял идею Фреге о том, что смыслы объективны и не зависят от человека. Согласившись с Фреге и учениками, Гуссерль должен был отказаться от безумной идеи о том, что если нет сознания, то нет и мира. Он согласился, что он не субъективный идеалист, и отделил субъективность от человека. И это была его ошибка.

Образованная публика требовала от философии конкретности. Она требовала отказа от надоевшей всем абстрактности. И Гуссерль пошел ей навстречу. Он стал убеждать всех в том, что его философия хочет вернуться назад, к вещам. Конечно, всякая философия есть личное дело философствующего. Если бы философия была культурным жестом или социальной манифестацией, то она была бы средоточием не смыслов, а всяких предрассудков.

Что же значит вернуться к вещам? Это значит, что нужно решить, что ты выбираешь — вещи или знания о них? Если ты выбираешь вещи, то вместе с ними ты выбираешь и очевидность. Но при этом ты вычеркиваешь знания о вещах. Если ты выбираешь знания, то ты теряешь очевидность. Что дает очевидность?

Оцените статью
Павел Алексеев
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Несложная ретрозадача, автор Гидеон Гуссерль
Михаил Горбачев поздравил Хоу Ифань с титулом чемпионки мира по шахматам